Журналы > Genry > продолжение истории с траулером "Электрон"
Author : Genry
Updated : 2014-05-21
Comments: ()
автор: Евгения Рослая
"Электрон" показал характер: Достаточно, сколько можно?!

На минувшей неделе страна с замиранием сердца следила за приключениями мурманского траулера "Электрон" в Баренцевом море. Разного рода телевизионные экстрим –шоу в сравнении с этой морской гонкой отдыхают! Шторм в девять баллов, преследование военными кораблями и самолетами, которые сбрасывают на судно сети и канаты, освещение световыми ракетами, и наконец, после трех суток испытаний, швартовка у родных берегов, но и это вовсе не означает Game over…

Вспомнив хронологию событий, мы попытались понять, кто прав - русские моряки или норвежские правоохранители - в произошедшем инциденте, который чуть было не вылился в дипломатический скандал? На какие подводные камни вынуждены напарываться российские суда в зоне архипелага Шпицберген? Как регулируются отношения между двумя странами договором 1920 года и есть ли новые правовые акты?

В интервью Накануне. RU заместитель директора по флоту ЗАО "КОРС" Владимир Болдырев, ( этой компании принадлежит "Электрон") и председатель областной организации российского профсоюза работников рыбного хозяйства Мурманской области Степан Качан рассказали о том, что на самом деле случилось 15 октября, и почему в Мурманске большинство это событие оценивают однозначно: Давно надо было так поступить!

Но сначала вспомним, как развивались события. 15 октября траулер "Электрон" был задержан в Баренцевом море, как утверждает норвежская сторона, за нарушение правил рыболовства. Ему было приказано идти за кораблем норвежской береговой охраны в порт Тромсе. На борт российского судна поднялись двое норвежских инспекторов. Траулер сначала подчинился приказу, но в воскресенье внезапно изменил курс и направился в сторону российской экономической зоны. В четверг два норвежских инспектора, все это время находившиеся на российском траулере, перешли на норвежский сторожевой корабль "Тромсе", который взял курс к берегам Норвегии.

Итак, что собственно стало поводом для этого конфликта? Какие правила рыболовства нарушил российский траулер?

"Зона архипелага Шпицберген спорная. Нам нужно сходиться на одних правилах с норвежцами и работать, как мы работаем, к примеру, в экономической зоне - все должно быть расписано, какие имеет права капитан, какие – инспектор, какими орудиями лова можно пользоваться, - рассказал Накануне. RU заместитель директора по флоту ЗАО "КОРС" Владимир Болдырев, - Правила сегодня существуют, их просто надо узаконить, поэтому такая неразбериха. Норвежцы в свое время издали свои правила, наши с ними не согласились, из – за этого весь сыр – бор пошел. Вот они придерживаются своих правил - они постановили ячею в сетях – 135, а мы работаем по 125 в своей зоне. Они нам диктуют свои условия - либо вы ставите мешок с нашей ячеей или выходите из зоны и при этом ходят с пушкой. Ну, как мирному кораблю не подчиняться? И многие наши рыбаки вынуждены с этим согласиться. Раз такой прессинг происходит".

Для справки.В 1920 году был определен международно-правовой статус архипелага Шпицберген, длительное время являвшегося ничейной территорией. По многостороннему Парижскому договору, подписанному США, Великобританией, Францией, Италией, Данией, Норвегией, Швецией, Японией и другими странами (Россия присоединилась к Договору в 1935 году), суверенитет над архипелагом закреплялся за Норвегией. Участникам договора предоставлялось право заниматься на его островах научной и хозяйственной деятельностью, любая военная — запрещалась. Сейчас Шпицберген — это административный округ, которым управляет губернатор Норвегии.

Сегодня вокруг рыбоохранной зоны архипелага Шпицберген -сложная ситуация. В 1977 году Норвегия в одностороннем порядке объявила о введении 200-мильного пояса вокруг архипелага. До сих пор это нововведение Осло признали лишь Канада и Финляндия. Проводя около 20 лет весьма осторожную политику в отношении контроля иностранных рыболовецких судов, промышляющих в самостийно провозглашенной "рыбоохранной зоне" Баренцева моря, норвежские власти резко изменили курс в последнее время, ужесточив контроль за выловом рыбы в регионе. Капитаны судов отныне обязаны отчитываться перед береговой охраной Норвегии об объемах улова, а траулеры подвергаться регулярной инспекции со стороны военных.

"Во – первых, я хочу отметить, что в международном морском праве нет такого понятия, как рыбоохранная зона. Это изобретение наших чиновников или норвежских, - пояснил ситуацию в интервью Накануне.RU сотрудник Центра морского права Василий Гуцуляк, - Есть понятие исключительная экономическая зона, где имеют право осуществлять лов рыбы другие государства, но только с разрешения соответствующей страны, в данном случае Норвегии. Таковы правила, если говорить об экономической зоне. Но дело в том, что наряду с режимом экономической зоны, который определен конвенцией по морскому праву, был такой универсальный морской договор, я его называю конституцией морей, так вот, кроме этого, действует договор о Шпицбергене 1920 года. Согласно положению этого договора, если судно находилось в районе, попадающем под это договор, к лову рыбы допускаются все страны, подписавшие договор, на равных условиях. Такова юридическая основа. Хочу отметить, что тут и наши рыбаки нарушили ряд норм, и норвежцы действовали небезупречно. Что касается договора о Шпицбергене, то Норвегия действует в последние годы вразрез с норами международного права. Есть такой принцип – договор должен соблюдаться, а раз заключили в 1920 году, надо его придерживаться А сейчас норвежцы принимают свой закон, как это было в 2001 году, и по - тихоньку начинают нас выдавливать в таких отраслях, как добыча рыбы, добыча угля, кстати, там работает наш крупнейший концерн "Арктикуголь", и такие действия идут вразрез с нормами международного права. Это требует соответствующей реакции со стороны наших официальных органов".

В Мурманске еще более категорично объясняют причины столь пристального внимания к российским судам со стороны норвежцев, настаивая на том, что размер ячеи в сетях – лишь повод.

"Вы знаете, у норвежцев давно такое предвзятое отношение к русским , - высказался Накануне. RU председатель областной организации российского профсоюза работников рыбного хозяйства Мурманской области Степан Качан, - Хотят русских вытеснить, чтоб мы рыбу меньше ловили. Потому что как-никак объемы ресурсов по добыче у них уменьшаются. Они на перспективу смотрят, как им дальше жить. Вот начинают потихоньку выдавливать.Те же датчане то же самое делают в этих водах и им ничего. Что русские хуже или лучше? Да такие же моряки, как и все. Если вы ко всем так относитесь, то никого тогда не пускайте".

"Я считаю – хватит кормить норвежцев, они итак за наш счет хорошо обогатились, - считает заместитель директора по флоту ЗАО "КОРС" Владимир Болдырев, - Они вышли на первый уровень по добыче рыбы, у них - наши пароходы, наши моряки, наши стоянки. Какие мы деньги в них бухаем вместо того, чтобы свой промысел развивать, а они нам же палки в колеса вставляют!"

Мнение о том, что Норвегия вытесняет российских рыбаков из района Шпицбергена, подтвердили и на верху. Накануне в Калининграде на пресс-конференции глава Госкомитета по рыболовству Станислав Ильясов, комментируя инцидент с российским траулером "Электрон" заявил: "Норвежская сторона, по-видимому, вытесняет наших рыбаков из района Шпицбергена; и случай с "Электроном" - далеко не единственный такой инцидент". По словам Ильясова, "сейчас отраслевая комиссия ведет работу в районе инцидента". К расследованию деталей случившегося подключились российские силовые ведомства, добавил он. Глава Госкомрыболовства также подчеркнул, что оценивает действия норвежских властей как неправильные. "Судно "Электрон" - не браконьерское, у этой компании были все документы на промысел", - пояснил Ильясов. Он считает, что "норвежцы должны были сделать запись в промысловом журнале и проинформировать Россию, поскольку траулер был задержан не в экономический зоне Норвегии ". По словам Ильясова, 24 октября в Калининграде будет работать совместная российско-норвежская комиссия, на которой, в частности, стороны обсудят инцидент с рыболовецким судном.

Судя по документам, переданным российским пограничникам, веских оснований для задержания траулера "Электрон" у норвежцев не было. Об этом в минувшую пятницу сообщил журналистам начальник Пограничного управления ФСБ России генерал-майор Виктор Губенко . Он уточнил, что документы, изъятые с траулера "Электрон", были переданы российским пограничникам норвежцами в четверг около 15.00 мск. "Но, исходя из них, если нет других документов, то веских оснований для задержания траулера не было ", - сказал Губенко.

Что больше всего непонятно в этой почти детективной истории с "Электроном", так это то, для чего норвежские военные корабли начали преследовать наш траулер? Имели ли они на это право?

"Норвежцы могут проверять нас, но не имеют право арестовывать. Они могут написать акт, а мы эти акты даже не подписываем, - рассказал заместитель директора по флоту ЗАО "КОРС" Владимир Болдырев, - Нам, а я в прошлом капитан, рассказывали на инструктажах о том, что норвежцы могут проверять нас в рыбоохранной зоне Шпицбергена, но мы не подаем уведомления о том, что входим в эти воды и не подписываем акты. Они вправе как инспектора работать – вот, пожалуйста, выпишите предписания и все. Если есть нарушения, нужно отправить информацию об этом в Москву, в МИД, мы вправе сами разбираться – что сделать с судном – отозвать его или нет. Это чисто российское дело! Норвежцы же проявляют самовольство, начинают эту территорию по – тихоньку подминать под себя. Вот у них есть экономическая зона – это их зона, там они хозяева, а это рыбоохранная зона, они осуществляют здесь контроль и все, а арестовывать они не имеют право. Они также не должны были преследовать наш траулер. Норвежцы еще ставят нам в вину захват заложников, как будто их кто – захватывал, взял под ружье и не отпускал. Во – первых, они пришли сами, их никто не звал.Во- вторых, им неоднократно предлагали покинуть судно, они отказывались. Какой может быть захват? Смешно.

А с их стороны много нарушений. Во – первых, нарушена первая заповедь – безопасность мореплавания, они пытались остановить судно в шторм, а там экипаж и их же люди. Представляете, из наших рыбаков хотели сделать камикадзе - сети, канаты пытались забросить, чтобы на судно намоталось все это и потом на буксире его тащить. Плюс - самолеты летали. Понятно, что все это для того, чтобы подействовать на психику. Представьте, каково капитану находиться там, когда нужно здесь увернуться, там уклониться. И такие провокационные действия в течение трех суток! Решение о том, чтобы плыть в Мурманск мы приняли все вместе, потому что действия норвежцев неправомерны и мы решили плыть в Мурманск, а здесь уже разбираться".

Решение плыть в Мурманск судовладельцы объясняют тем, что, если бы норвежцы пригнали "Электрон" к себе, то с траулером можно было бы попрощаться.

"В Норвегии нас бы ждали суд и огромные штрафы, основанные на указании их короля. Практически суды заранее уже выносят решения в одностороннем порядке, - высказался заместитель директора по флоту ЗАО "КОРС" Владимир Болдырев, -Однозначно будет штраф и бесполезно что – то доказывать, судья знает, каким будет наказание, каким будет штраф. Так было, к примеру, с судном "Метелица", когда их оштрафовали на 350 тысяч норвежских крон и 50 тысяч крон выписали капитану. Бывает, что штрафы доходят 1 миллиона долларов и полутора миллионов. Таким образом они могут обанкротить компанию, и мы можем вообще без флота остаться, так как сейчас многие суда - в частных руках, а такие небольшие компании просто вылетят в трубу. Раз заведут в Норвегию - считай - ни парохода, ни компании".

По словам Владимира Болдырева, ЗАО "КОРС" сегодня владеет двумя суднами - "Электрон" и " Бирск". В случае, если бы компания лишилась траулера, она бы просто разорилась.

"Даже если было это нарушение по размеру ячеи, это не значит, что нужно кораблям окружать, пушками крутить или еще что – то, там ведь люди, и у каждого из них – семьи, дети, сердце и нервы , - недоумевает председатель областной организации российского профсоюза работников рыбного хозяйства Мурманской области Степан Качан, - Каково будет морякам, которые по три – четыре месяца ходят в море, да еще и шторм? Мое мнение – не надо было устраивать гонки с пристрастием, потому что бросали сетки, видно, что намотали, там 9 баллов шторм и, если будет лагом стоять судно, то есть боком, перевернется и все, это же люди. Как не думать об этом? Пускали ракеты осветительные, а когда все на нервах, то и ракета покажется чуть ли не атомной бомбой".

Однако юристы не так однозначны в своей оценке относительно "бегства" "Электрона" и преследования его норвежскими кораблями. "Есть же цивилизованные способы, - полагает сотрудник Центра морского права Василий Гуцуляк, - Есть у нас такое уважаемое учреждение, сравнительно недавно созданный международный трибунал по морскому праву. Можно было разрядить ситуацию. И не устраивать погоню.

Хотя и в действиях норвежцев были несоответствия нормам международного права. Есть такой институт преследования по горячим следам, для того, чтобы преследовать судно за нарушения, это преследование должно начинаться из территориального моря соответствующего государства и продолжаться непрерывно. Права преследования пор горячим следам в данном случае не было. Была элементарная попытка захвата судна в открытом море. То что называют нейтральными водами. Если говорить о нарушениях наших моряков, то были нарушены нормы конвенции ООН по морскому праву 1982 года, которые предусматривают то, что лов рыб в исключительной экономической зоне возможен только с разрешения иностранного государства – в идее лицензии, соглашения или в другой форме."

В самом Мурманске, как рассказали нам в областной организации российского профсоюза работников рыбного хозяйства Мурманской области и на предприятии, в собственности которого находится "Электрон", отношение к событиям в Баренцевом море диаметрально противоположное мнению московских юристов. За эти дни экипаж траулера во главе с капитаном Валерием Яранцевым и небольшое предприятие "Корс", прогремевшие на весь мир, без преувеличения стали героями. Российских моряков даже хотели встречать в порту с оркестром, но не получилось – в Мурманск приехало огромное количество специалистов для расследования этого инцидента. В городе надеются сказать слова восхищения экипажу "Электрона", как только все эти комиссии закончат свою работу.

"Вообще –то нас общественность поддерживает. По крайней мере, здесь, в Мурманске, все довольны, общее мнение – давно надо было сделать так, просто норвежцы начали наглеть, и это далеко могло зайти, хорошо, что так все кончилось , - поделился с нами заместитель директора по флоту ЗАО "КОРС" Владимир Болдырев, - Вы знаете, Валерий Яранцев у нас первый раз в рейс вышел, я имею в виду в нашей компании, а вообще у него опыт капитана – четыре года. Он рассказывал нам, что у него были минуты, когда охватывало отчаяние и он готов был идти на таран. Сами понимаете, насколько тяжело было выдержать это психологически.

А вообще случай вот такого неповиновения на моей памяти первый. По этому поводу нам пришло много телеграмм из разных уголков страны. И партии многие нас поддержали, и СМИ, и правительственные были телеграммы. Судя по последним высказываниям норвежцев, они попытаются ужесточить контроль в этой зоне после этого случая. Как будет это выглядеть, посмотрим. Но если у нас спорные вопросы, нам надо тоже вводить свою охрану и тоже там дежурить, придет какой – нибудь кораблик, пусть наши тоже покажут свое присутствие там и тогда норвежцы не будут так наглеть. Сегодня они действуют с позиции силы. Какая – то маленькая страна диктует нам свои условия, а наши как оплеванные ходят…Я думаю, этот случай изменит ситуацию в корне. По крайней мере, хочется в это верить!"

"Вы знаете, это ведь не первый случай такого столкновения с норвежцами. Арестовывали наших, таскали к себе, загоняли, но все зависит от капитана, судовладельца, как он себя поведет , - говорит председатель областной организации российского профсоюза работников рыбного хозяйства Мурманской области Степан Качан, - Этот показал свой характер – достаточно, сколько можно?!"